А.Т.: Сегодня у нас в гостях Люда с семьёй, из города Бреста, Беларусь. Расскажите, что привело вас к нам? С какими проблемами вы столкнулись?

Люда: Моего сына зовут Дима. Мы приехали, потому что у Димы диагноз аутизм. Диагноз поставлен в 3 года, сейчас Диме — 10 лет.

А.Т.: Скажите, а что было до трёх лет? Было ли что-то заметно?

Люда: Знаете, я снова и снова спрашиваю себя: могла ли я увидеть какие-то моменты? Я пересматриваю ранние видео, но понятно, что пока не стал заметен резкий регресс, я не могла ничего заметить. Да, не было самообслуживания в плане туалета, ребенок был несколько не самостоятельный, но всё было в пределах нормы, он начал говорить, общался. И вдруг в 3 года начался активный регресс: он перестал говорить вообще, перестал смотреть в глаза, начались истерики без причины, не только днём, но и ночью, сильная агрессивность, нарушился режим сна и питания. И ходьба на носочках, и стереотипия, и панические атаки. Все признаки тяжёлого аутизма.

Диагноз поставили нам в Минске. Это было 7 лет назад. Я стала искать пути, варианты выхода из ситуации. А их было в то время очень мало, практически совсем не было. Некоторые врачи прямым текстом советовали отдать ребёнка в детский дом и не мучиться.

А.Т.: Состояние ужасное. Что вы в тот момент переживали?

ЛюдаДепрессия, паника, отчаяние… Думаю, все родители такое переживали.

А.Т.: Задам неудобный вопрос: паника, поиск виноватых и тяжёлое состояние было у семьи, или у вас лично?

Люда: Нет, это только моё состояние, моё самоедство. Семья наоборот, сплотилась. Я копалась в причинах, искала тот момент, где я недоглядела. Но потом поняла, что выращивание в себе чувства вины абсолютно лишнее. Я не принимала некоторое время диагноз, потом приняла.

А.Т.: Мамы, обратите внимание: поиск виноватых, культивирование в себе чувства вины и отрицание диагноза – это потеря времени для ребёнка. Вы занимаетесь самокопанием, когда нужно уже начинать действовать.

Люда: Да, я прошла через это. Когда ты принимаешь диагноз, то ты начинаешь действовать, искать. Я только позже осознала, как моё состояние влияло на состояние ребёнка.

А.Т.: Мы постоянно говорим о том контакте, в котором находятся мать и ребёнок, особенно больной ребёнок. Эта взаимосвязь определяет всё: настроение ребёнка, его эмоциональное и физическое состояние. Когда мать не в порядке – ребёнка невозможно улучшить. Именно поэтому мы применяем комплексный подход: лечим семью для исцеления ребёнка.

Люда: Это архиважно. Большинство результатов у нас пошли именно после моей работы над собой. Когда я сбалансирована, я не вешаю на ребёнка свои проблемы, он намного лучше воспринимает терапию.

А.Т.: Как и почему вы остановились на нашем Центре? Имея большой опыт и выбор вариантов, почему же всё-таки мы? И оправдались ли ваши ожидания?

Люда: С Давидом мы знакомы уже несколько лет. Активно общались, но не было материальной возможности приехать. Также мы с мужем были ещё не готовы к чему-то, нам нужно было многое пересмотреть, многое понять. После этого нам открылась дорога. Толчком послужили отзывы моего друга, который был здесь на лечении и рассказал лично о результатах.

А.Т.: Хорошо кого-то услышать, но наверно, важнее самой верить в то, что здесь есть помощь? Нужно было поверить не только вам, но и мужу. Что послужило тем фактором, что вы вместе поверили и доверились.

Люда: Я мечтала приехать сюда все 5 лет, что я знаю Давида. Я верю, что здесь помогут. Мы ездили до этого в столько центров, к стольким специалистам. Результаты были, мы их чувствовали. Даже Йосефа сказала, что мы молодцы, мы сделали всё как нужно. И состояние Димы на момент приезда при его проблемах – наилучшее из возможных.

А.Т.: Так почему же при отличных результатах в других местах вы всё же приехали к нам?

Люда: Здесь дают не просто шаг вперёд, а снятие диагноза. Я лично знакома с теми, у кого благодаря вам сняли диагноз. В Беларуси нет такого, там это считают неизлечимым. Такое, чтобы получить снятие диагноза – это чудо. Здесь мы каждый день наблюдаем реальные изменения у Димы и ещё у всех тех детей, которые сейчас на лечении.

Также здесь дают столько важной и нужной информации по диагнозу ребёнка! Я раньше не могла чётко выбрать дорогу развития, точно знать, куда двигаться, из-за отсутствия именно той информации о проблемах Димы, которую получила здесь.

А.Т.: Есть один факт, который отличают нашу принципиальную позицию при работе с такими детьми. Речь идёт о полном излечении от того, что считается неизлечимым. Давайте подробнее теперь о том, что в Диме изменилось за время лечения? Какие изменения есть у родителей?

Люда: Если позволите, я еще раз уточню про диагноз. Аутизм аутизму рознь!

Нам поставлен диагноз аутизм в 3 года в Минске. Я — педагог по специальности, не медик, мне было сложно понять, что именно происходит с сыном, какие процессы идут у него внутри и действуют на организм таким страшным образом.

Здесь, в Центре, мне точно объяснили, что происходит с организмом моего ребёнка. Были выявлены признаки хронического нейровоспаления в лобных и теменных долях, признаки активного воспаления в районе мозжечка, шейного отдела спинного мозга, и недоразвитие с возможностью начала дистрофии нервной ткани в районе лобных и теменных долей, а также признаки повреждения поджелудочной железы и печени.

Но прошло уже 7 лет…  Если бы я привезла ребёнка раньше, можно было бы прогнозировать полное исцеление. Но в его 10 лет, когда уже пошла дистрофия нервной ткани, до нормы мы, скорее всего, не дойдём.

А.Т.: Эти диагнозы вам здесь озвучили после серьёзных анализов и аппаратных исследований? Как поставили диагноз?

Люда: Нет, сторонники аппаратных исследований и анализов не найдут здесь для себя ничего. В Центре используются совершенно другие методики. Я не владею медицинской терминологией, не знаю, как всё это правильно назвать.

А.Т.: Тогда просто надо озвучить это не с позиции медика, а именно видение мамы, как это всё происходило? Что смотрели? Делали что-то страшное с детьми и родителями?

Люда: Здесь работает команда. Например, Асаф, который проводит диагностику и лечение по китайской методике, используя точки на теле и иглоукалывание. Специалист по работе с опорно-двигательным аппаратом – доктор Шломо, который диагностирует и лечит проблемы в костях, суставах ,мышцах. После его процедуры реально становишься выше, осанка волшебная! Очень важные процедуры на мой взгляд у Марины: аппаратная очистка кишечника и лимфодренаж. Доктор Аркадий – замечательный специалист мануальной терапии в краниосакральном направлении. Но самое главное —это волшебные руки целителей Давида и Йосефы.

Конечно, ряд проблем в организме ребёнка я знала. Но ничего из того, что я знала, мною специалистам не озвучивалось. Они просто видели эти проблемы по своим методам, и не только говорили уже известное мне, но дополняли информацию о ребёнке, которую я нигде и никогда не получала. А так же рекомендовали, какие обследования надо пройти и какие анализы сдать дома (так как в Израиле это гораздо дороже), что бы подтвердить их диагностику и отследить дальнейшую динамику.

А.Т.: Я, как представитель классической медицины, считаю, что для родителей очень важно услышать понятным языком, что происходит с ребёнком. Когда диагноз сухо поставлен, и все разошлись, то мама остаётся в неведении. А здесь вам всё расскажут и в тот же час начнут исправлять обнаруженные проблемы. А насколько успешно – расскажите нам.

Люда: Самое важно, что хроническое нейровоспалние в мозге ребёнка остановлено. Можно говорить о развитии. Я это вижу уже по его состоянию: он стал более расслабленным, спокойным, он стал более осознанным. Намного улучшилось понимание речи.

Давид: Ты всегда говорила, что он не всегда понимает, что от него хотят . Как обстоит дело сейчас?

Люда: Ситуация поменялась. Раньше Дима плохо воспринимал  речь, он ловил смысл больше по тону, по мимике, по эмоциям. А сейчас он явно лучше понимает обращённую речь. Начал говорит несколько новых слов, у него много новых реакций в поведении. К сожалению, оказалось, что ментальное развитие Димы не превышает 4 лет, тогда как ему уже 10. Но при остановленном нейровоспалении можно надеяться на ускоренное развитие. Мы сможем приблизиться к норме. Я очень хочу посмотреть, какая динамика будет через 2 месяца, через год. Динамика уже есть, и это уже очень радует.

А.Т.: Хочешь ли что-то ещё добавить?

Люда: Я хочу сказать, что такого отношения к людям, как здесь, я ещё не встречала ни в одном центре, а мы много где были. Да, были хорошие и добрые врачи, были бонусы и подарки, но такого отношения к людям, как здесь – не было никогда и нигде. Давид и Йосефа – люди широкой души, всё продумывают для людей. Нас встречают из аэропорта на машине, нам нашли жильё, нам закупили продукты на первые дни, нам дали телефон с международной связью, нам дали карточку для оплаты городского транспорта с деньгами на ней на первое время. В Центре всегда полный стол угощений: фрукты, печенье, сухофрукты. Всё качественное, дорогое. Заказывается органическая зелень. А сколько подарков каждый получает – просто сумками все увозят! И очень тронуло, что для  всех родителей, сопровождающих детей, проводится полная диагностика и лечение выявленных проблем.

За эти 20 дней я приобрела столько друзей. Здесь общаются, знакомятся, делятся впечатлениями. И скажу, что те, кто говорят о высоких ценах в Центе Беэр Давид, не понимают, сколько всего при этом получают. Я посмотрела цены и предложения по другим Израильским центрам – они гораздо выше.

Я в восторге от всего. Самое важное, естественно, помимо лечения семьи и ребёнка, это поездки по Святым местам. Я получила такое впечатление, такое внутренне обновление, что словами не передать.

Первоначально мы жили далеко от Старого города,и каждый день ездили туда на автобусе. а сейчас сменили квартиру, и сможем пешком ходить туда гулять по местам силы.

Я увожу отсюда надежду, веру, уверенность в том, что мой ребёнок на пути выздоровления.

А.Т.: Желаем, чтобы эти мечты сбылись. Чтобы Дима стал важным членом нашего общества. И пусть все те годы, которые вы жили с диагнозом, навсегда останутся позади.