А.Т.: Сегодня у нас в гостях Люда с семьёй, из города Бреста, Беларусь. Расскажите, что привело вас к нам? С какими проблемами вы столкнулись?

Люда: Моего сына зовут Дима. Мы приехали, потому что у Димы диагноз аутизм. Диагноз поставлен в 3 года, сейчас Диме — 10 лет.

А.Т.: Скажите, а что было до трёх лет? Было ли что-то заметно?

Люда: Знаете, я снова и снова спрашиваю себя: могла ли я увидеть какие-то моменты? Я пересматриваю ранние видео, но понятно, что пока не стал заметен резкий регресс, я не могла ничего заметить. Да, не было самообслуживания в плане туалета, ребенок был несколько не самостоятельный, но всё было в пределах нормы, он начал говорить, общался. И вдруг в 3 года начался активный регресс: он перестал говорить вообще, перестал смотреть в глаза, начались истерики без причины, не только днём, но и ночью, сильная агрессивность, нарушился режим сна и питания. И ходьба на носочках, и стереотипия, и панические атаки. Все признаки тяжёлого аутизма.

Диагноз поставили нам в Минске. Это было 7 лет назад. Я стала искать пути, варианты выхода из ситуации. А их было в то время очень мало, практически совсем не было. Некоторые врачи прямым текстом советовали отдать ребёнка в детский дом и не мучиться.

А.Т.: Состояние ужасное. Что вы в тот момент переживали?

ЛюдаДепрессия, паника, отчаяние… Думаю, все родители такое переживали.

А.Т.: Задам неудобный вопрос: паника, поиск виноватых и тяжёлое состояние было у семьи, или у вас лично?

Люда: Нет, это только моё состояние, моё самоедство. Семья наоборот, сплотилась. Я копалась в причинах, искала тот момент, где я недоглядела. Но потом поняла, что выращивание в себе чувства вины абсолютно лишнее. Я не принимала некоторое время диагноз, потом приняла.

А.Т.: Мамы, обратите внимание: поиск виноватых, культивирование в себе чувства вины и отрицание диагноза – это потеря времени для ребёнка. Вы занимаетесь самокопанием, когда нужно уже начинать действовать.

Люда: Да, я прошла через это. Когда ты принимаешь диагноз, то ты начинаешь действовать, искать. Я только позже осознала, как моё состояние влияло на состояние ребёнка.

А.Т.: Мы постоянно говорим о том контакте, в котором находятся мать и ребёнок, особенно больной ребёнок. Эта взаимосвязь определяет всё: настроение ребёнка, его эмоциональное и физическое состояние. Когда мать не в порядке – ребёнка невозможно улучшить. Именно поэтому мы применяем комплексный подход: лечим семью для исцеления ребёнка.

Люда: Это архиважно. Большинство результатов у нас пошли именно после моей работы над собой. Когда я сбалансирована, я не вешаю на ребёнка свои проблемы, он намного лучше воспринимает терапию.

А.Т.: Как и почему вы остановились на нашем Центре? Имея большой опыт и выбор вариантов, почему же всё-таки мы? И оправдались ли ваши ожидания?