Итоги марафона «Влияние медицинских препаратов на детей аутистов».Часть 2.

В рамках проведения марафона «Влияние медицинских препаратов на детей аутистов» публикуем заметку Оксаны Ряполовой о пути вывода дочки из аутичного спектра.

В 2007 году в нашей семье появилась красавица-дочка. Все физические показатели развития ребёнка были в норме. В 7 месяцев первое слово -папа, затем ещё несколько слов и … ВСЁ. В возрасте 1 год и 8 месяцев она упала и ударилась левой височной частью головы. После этого постепенно с ребёнком стали происходить изменения. Появилась заторможенность, настораживало безразличное спокойствие девочки. На имя откликалась не всегда, с игрушками почти не играла.В возрасте трёх лет наша дочь не разговаривала, произносила отдельные звуки, жестом показывала на предмет, который ей нужен. Обратились к неврологу областной детской поликлиники. Был поставлен диагноз ЗПРР церебрально-органического генеза.

Врач назначил лечение: диакарб,циннаризин, пантогам, тенотен, элькар. Через 3 месяца приехали на повторную консультацию, сделали ЭЭГ,РЭГ, невролог отметил улучшения в динамике и назначил лечение следующими препаратами: когитум, фенибут, пантогам, диакарб, стугерон, киндербиовиталь. Пролечив ребёнка, через 3 месяца приехали на следующую консультацию.Дочка чуть не разнесла кабинет, где делали ЭЭГ, была очень раздражительной, неусидчивой, агрессивной, сопротивлялась как могла. Невролог назначил атаракс, пантогам, тенотен, кортексин, диакарб и витамины. 4 месяца проводили лечение назначенными препаратами.

Приехав на повторную консультацию, попали к другому доктору, который сказал, что необходима консультация психиатра, так как должного эффекта от проделанного лечения нет — ребёнок не разговаривает. Детский психиатр в областной поликлинике поставил диагноз, который поверг нас в шок: атипичный аутизм со снижением познавательной деятельности до степени задержки психоречевого развития на резидуально-органическом фоне. Рекомендовал ноотропную терапию и рисполепт. Попробовали.Результат — ребёнок стал как зомби, как растение ко всему безразличным, вялым, полусонным. Прекратили давать препарат. Прокололи кортексин ( второй раз), отдыхая на море, и тут пошла динамика. Девочка «ожила», появились слова, каждый день в её поведении мы наблюдали что-то новое и радовались её успехам.

Потом нам назначили курс препарата АКАТИНОЛ-МЕМОНТИ. В течение года мы сделали 3 курса с перерывами. Пошла динамика: стали появляться слова, интерес к игрушкам. Поступили в обычный детский сад в логопедическую группу. Аутичное поведение заключалось в том, что самообслуживания практически не было, из лего и домино дочь раскладывала цепочки в определённой цветовой последовательности, постоянно закрывала уши, иногда и глаза, с трудом шла на контакт. Но в эмоциональном плане всё было нормально: все эмоции отражались.

Чудеса стали происходить после приёма курсом энцефабола. На второй неделе приёма этого препарата из ребёнка «посыпались» слова. В день 10-25 новых слов.Было впечатление, что она всё это раньше знала и понимала, но просто не могла произнести. Появилась усидчивость, сосредоточенность. Ребёнок менялся на глазах. Но побочным эффектом явились возбудимость и раздражительность, плохой сон.

За год сделали несколько курсов лечения  энцефаболом с перерывами. каждый раз со второй недели приёма этого препарата наблюдали улучшения в речи и в поведении. В 6 лет  речь фразовая. Механическая память очень хорошая. Научились читать. Читали сначала целыми словами по карточкам. Зрительная память девочки просто всех поражала. Научили  набирать текст на компьютере в программе Ворд. Потом перешли на чтение слогов по букварю Жуковой. В возрасте шести с половиной лет появились ролевые игры.

В школу пошли почти с семи лет с детками из детсадовской группы. Обучаемся по индивидуальной программе 8 вида. Проблемы с письмом — мелкая моторика почти не развита, как мы не пытались. Диалогическая речь только появляется. В основном ребёнок общается заученными фразами, но иногда может просто наповал сразить каким-нибудь высказыванием или действием.

На данный момент девочка соматически ослаблена. Перед новым годом 2 месяца пили пантогам, а сейчас делаем перерыв. На весенних каникулах хотим пройти ЭЭГ и другие обследования, а потом невролог и психиатр назначат комплексное лечение.Слышали, что хорошая динамика после приёма глиатилина. Но у этого препарата столько побочных эффектов!

Я понимаю, что не существует такой таблетки, которая бы сразу решила все проблемы нашего ребёнка, моментально исцелив его. Из года в год будем пробовать разные препараты с надеждой на динамику в речи и интеллектуальном развитии ребёнка. Иногда мне становится страшно за здоровье печени и почек дочери от приёма такого количества лекарственных препаратов. Но прекращать лечение нельзя! Надо использовать каждый шанс, даже маленький, с надеждой и верой, что он принесёт ребёнку только пользу!

Автор Оксана Ряполова.

 

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика