Музыкальная терапия для детей с аутизмом, синдромом Дауна, задержкой речевого развития.

Интернет-портал ДРУГАЯ РОССИЯ и рубрика УТРО ОСОБЕННЫХ ДЕТЕЙ иотправляется на первую всемирную конференцию по музтерапии.

Обратится за помощью вы можете к специалистам:


Киа Филлипс: «Письмо моему сыну» или обсуждение терапевтический техник и вредного вмешательства.

(Примечание: Прежде чем выбирать терапию для своего ребенка, убедитесь, что она не может навредить ему! Прислушивайтесь к голосу своего сердца и к своей собственной логике, иначе вы можете совершить ошибку, о которой будете жалеть всю жизнь. Автор этого письма совершила подобную ошибку, совершила ее из самых лучших побуждений, но, по ее собственным словам, она нашла выход из мрака. Она написала письмо своему аутичному сыну, в котором очень откровенно и искренне рассказала об этом.)

Источник: Respectfully Connected

(Обсуждения терапевтический техник и вредного вмешательства)


Планета пластилина Даши Зюзюн.

11 лет назад она пришла в этот мир. На маленькую принцессу не могли нарадоваться все окружающие: бабушки, дедушки, врачи. И только мама Даши – Лада Зюзюн была настороженна и била тревогу: «с ее девочкой что –то не так». Ребенок почти не спал, много плакал. Стандартные «покачать», «убаюкать», «взять на ручки» не действовали. Однако, от слов мамы детские специалисты отмахивались: «девочка хорошо развивается, в пределах нормы поползла, села, пошла, начала гулить, и произносить первые слова».


История аутиста из Израиля.

Меня зовут Юрай Нир-Грос и мне 19 лет. Я живу в городе Алфей-Менаше. У меня три младших братa и младшая сестра. Я учусь в школе Орт Шапира в Кфар-Сабе. В возрасте двух с половиной лет мне диагностировали аутизм. Свои первые слова, я сказал после долгой задержки в четыре с половиной года. С тех пор я не умолкаю.


Главы из книги Людмилы Шилиной «Громкая тишина. Дневник матери аутиста». Часть 1.

Вступление.

Сначала я много книг по теме прочитала. И поняла — на нашем, российском материале об этом еще никто не писал. Нет истории, рассказанной матерью, человеком, видевшим все изнутри. Все, что было прочитано мной раньше — воспоминания самих аутистов, их родителей — все переводное. Когда я писала эту книгу, меньше всего собиралась выступать в роли истины в последней инстанции. Мне очень близка мысль, выраженная в одной притче – советуй только то, о чем знаешь сам. Рассказанное здесь – лишь малая верхушка огромного айсберга, самая большая часть которого скрыта в толще океан. Океана нашей жизни, с цунами и штилем, штормами и грозами, с безбрежным лазурным сиянием и мрачной свинцовой бездной.


Главы из книги Людмилы Шилиной «Громкая тишина. Дневник матери аутиста».Часть 2.

Но вот наконец, открылась дверь и в комнату вошел кто-то лохматый, в длинном черном платье. И заговорил величавым басом:
— Мир этому дому! Господи, благослови!
Бабушка с тетей бросились к этому огромному дядьке и почему-то стали целовать ему руку. Я похолодела – и меня сейчас заставят! Вот почему наряжали – чтобы большому дядьке руку целовать, а иначе он меня бросит в свой огромный чемодан и утащит в какую-то «церкву», про которую все время говорит бабушка! Я оцепенела от этой мысли и попыталась вжаться поглубже в угол в надежде, что про меня забудут и не заметят. Но не тут-то было! Большой дядька неожиданно ткнул в меня толстым пальцем, громко расхохотался, открыл свой чемодан и стал доставать оттуда какие-то странные вещи: золотую длинную скатерть с дыркой, которую надел себе на шею, такие же золотые короткие рукава и ещё какие-то предметы, о назначении которых я даже не догадывалась.


Яндекс.Метрика