Обсуждение марафона «Влияние мед. препаратов на детей аутистов».

 

 

 

 

Марафон поднял в социальных сетях много вопросов, связанных с приёмом и назначением медикаментов для детей аутистов. Самое активное и интересное обсуждение вели в группах  facebook. Собралось столько важной и нужной информации, что я, с разрешения участников, решила выложить их отдельной статьёй.


Иногда слова убивают мечту

Любому ребенку хочется услышать от родителей : «я тебя люблю!», «ты сможешь!», «у тебя все получится!». Как часто мы говорим своим детям эти слова! Как часто говорим что, мы в них верим, что они сильные, и что будем любить их, не смотря ни на что. Задумайтесь! Есть такое понятие как безусловная любовь. Любить, не смотря ни на что, и вопреки всему. Нашим детям надо это слышать. И недостаточно, что вы так думаете или чувствуете. Об этом надо говорить.Детям надо это слышать. Хвалите их за малейшие , на ваш взгляд, достижения, потому что для них это может быть подвиг, большая победа. Нашим детям важно знать , что мы в них верим . Это их окрыляет.

 


Итоги марафона «Влияние медицинских препаратов на детей аутистов».Часть 2.

В рамках проведения марафона «Влияние медицинских препаратов на детей аутистов» публикуем заметку Оксаны Ряполовой о пути вывода дочки из аутичного спектра.

В 2007 году в нашей семье появилась красавица-дочка. Все физические показатели развития ребёнка были в норме. В 7 месяцев первое слово -папа, затем ещё несколько слов и … ВСЁ. В возрасте 1 год и 8 месяцев она упала и ударилась левой височной частью головы. После этого постепенно с ребёнком стали происходить изменения. Появилась заторможенность, настораживало безразличное спокойствие девочки. На имя откликалась не всегда, с игрушками почти не играла.В возрасте трёх лет наша дочь не разговаривала, произносила отдельные звуки, жестом показывала на предмет, который ей нужен. Обратились к неврологу областной детской поликлиники. Был поставлен диагноз ЗПРР церебрально-органического генеза.


Итоги марафона «Влияние медицинских препаратов на детей аутистов».Часть 1.

В январе 2015г на сайте проходил марафон » Влияние медицинских препаратов на детей аутистов».Об этом мероприятии знали несколько тысяч . Приняли участие только 11 человек. Это очень показательно. Всё таки особые семьи пока держаться «особняком». Хотя, на мой взгляд, многие вопросы, связанные с нашими детьми, проще решать вместе.

Обращаю ваше внимание, что это исследование нельзя считать научным и полностью обьективным, во- первых потому, что здесь высказано субъективное мнение родителей, во-вторых—слишком малое количество участников. Это скорее соц. опрос. Учитывайте это пожалуйста.


Особенный ребенок.

— Мам, а я правда дурачок?
Он смотрит на меня своими огромными голубыми глазами, пытаясь прочитать ответ на моем лице и достучаться до правды.
-Тема, ты что.. Нет, нет конечно!!!! (постепенно до меня доходит…)
Кто тебе сказал такое, сынок? Кто?
— Никто… (опуская голову)

Знаю — не скажет, ни за что не скажет. Будет молча переживать, будет снова уходить в свое зазеркалье, только бы не чувствовать как это больно — быть не таким как все. Не таким ловким, не таким быстрым, не таким умным, как остальные. Быть просто другим, особенным с приставкой «минус», а не «плюс.»


Как искусство и аутизм вернули меня к истокам

АВА-терапевт, художник и основатель благотворительной организации о своем детстве в спектре аутизма

Автор статьи — человек с расстройством аутистического спектра, ABA-терапевт (терапевт в прикладном анализе поведения), художник и основатель организации «Искусство для аутизма в Сент-Луисе» (Saint Louis Art for Autism LLC).

Моя жизнь вернулась к начальной точке в 2006 году, когда я, будучи бедным художником, устроился на неполный рабочий день ABA-терапевтом в местную школу. Я достиг больших успехов на этой должности, и мои руководители говорили, что у меня есть природная способность понимать детей и находить с ними общий язык. И действительно, в каждом ребенке, с которым я работал, я видел самого себя.

О чем мои работодатели не знали, так это о том, что когда-то я и сам был таким же ребенком, как и мои клиенты. В период с 1980 по 1983 год я проходил терапию на дому по неуточнённому диагнозу и до средних классов школы я был «ребенком из ресурсного класса».


Яндекс.Метрика