Наталия и Сергей Терентьевы: «Лучшие лекарства при аутизме – семья, любовь, музыка»

С Наталией и Сергеем Терентьевыми журналисты обычно говорят на другие темы.
Например, о вышедшем недавно альбоме группы «Артерия» и песнях, написанных для их проекта GlossyTeria. Или о работе в составе групп «Ария» и «Кипелов», в Издательском доме «Интеллектуальная собственность».
Все, что касается дома, семьи, личной жизни, — строго закрытая тема. Все интервью — только о творчестве.
Для НЕ ИНВАЛИД.РУ Сергей и Наталия впервые сделали исключение.

Мы говорили с Терентьевыми о неизвестной широкой аудитории стороне их жизни – замечательном мальчишке Августе, которому через пару месяцев исполнится 13 лет. Дома его зовут по-разному — Август, Гуська, Густик, Гусь, Гусёк, Густяша…
У сына Наталии и Сергея – аутизм. Семья приезжала в Минск не на гастроли – на дельфинотерапию.

Хуже бездействия только нейролептики
Наталия в моем представлении – человек, который умеет добиваться задуманного. Совсем юной,…


Стивен Шор: Жизнь с аутизмом, музыка, брак, преподавание и отношения

Доктор Стивен Шор — профессор в Университете Адельфи в США, а также всемирно признанный эксперт по проблемам аутизма. В детстве ему поставили диагноз — синдром Аспергера.

«После 18 месяцев нормального развития я был поражен так называемой аутичной бомбой, потерял коммуникативную функцию, у меня начались нервные срывы, я изолировал себя от окружения. Я был довольно-таки артистичным маленьким ребенком. Диагноз аутизма в те дни был сродни пожизненному приговору в специальном заведении. Профессионалы говорят, что никогда не видели такого больного ребенка. Мои родители применили то, что сейчас называют домашней программой раннего вмешательства. Они делали акцент на музыке, движениях чувственной интеграции, рассказах и имитациях. Я думаю самой важной отличительной чертой моих родителей являлась их готовность принимать меня таким, какой я есть, и одновременно осознание тех трудностей, которые мне предстояло преодолеть для полноценной жизни».

С тех пор музыка занимала важное место в жизни Стивена. Сейчас он использует музыку для…


Иван Шевцов: не аутист, а фотограф

Своим виртуальным собеседникам фотограф Иван представляется коротко, но без ложной скромности: «Аутист № 1». И это правда.

Радужный мир

«Радужный мир»

«А что,если для тебя на фасаде Национальной библиотеки высветить огромную улыбку вместе с радугой, которую ты никогда не  видишь в природе из-за нехватки времени?»
Знакомьтесь: Иван Шевцов. Белорусский фотограф с иными возможностями и одна из ключевых фигур на форуме интернет-ресурса www.autism.by.


Как стать счастливой мамой аутиста? Семь реальных историй + ФОТО

 Чтобы успеть все, что должна успевать работающая мама ребенка с инвалидностью, мне приходится стаскивать себя с тахты в полпятого.Но если вы знаете, какие чувства испытывает человек, бегущий по спящему городу навстречу солнцу, вы мне сейчас завидуете.Это я не о пробежках под огромным небом, а о том, что у каждого минуса есть свой плюс. Только это дано заметить не всем, и не сразу. Поэтому на форумах у меня есть собственные критики, доказывающие, что мои материалы проплачивают богатые инвалиды. Которых, в свою очередь, подкупает государство, чтобы изображать плодотворную деятельность в русле социальной защиты граждан.Словом, «наш» инвалид в булочную на такси не ездит. Инвалидность – вообще не то обстоятельство, которое оставляет право на счастье и маленькую победоносную войну.Женщины, которых вы видите на фотографиях, как и я, живут в Минске. Все они воспитывают долгожданных любимых детей и… ежедневно, ежечасно борются за их и свое право не ограничивать мир четырьмя стенами.Они не инвалиды: у них есть руки и ноги. Только ребенок с аутизмом далеко не всегда позволяет этим…
преимуществом пользоваться. Когда наши дети маленькие, их нельзя оставлять одних: обязательно что-либо разобьют, выбросят вещи в форточку или потревожат криками соседей. Став постарше и отважившись выйти в мир, они тем более нуждаются в родительской поддержке. Наше общество не скоро научится принимать…
людей, поведение которых часто выглядит вызывающим..

«Мой мальчик видит этот мир не так, как все»

Яна нженер) и Семен:

– Семен мальчик с особенностями развития: у него не только аутизм, но еще тяжелое нарушение речи, непонимание речи, гиперактивность, нарушение концентрации внимания, нарушение самоконтроля и саморегуляции.

И вот к этому «компоту» Господь все-таки добавил еще одну особенность развития. Семен художественно одаренный ребенок. Все что он делает, он делает по-своему. Если все дети на уроке труда делают кошку из бумаги, то Семен своей кошке обязательно прикрепит корону и плащ, и это уже «кошка — злая королева».

Но самым любимым его занятием остается лепка из пластилина. Как только в его руки попадает пластилин, этот импульсивный, неусидчивый, невнимательный ребенок преображается. Его движения становятся размеренными, взгляд спокойным, пропадают навязчивые движения и выкрикивания. Он поглощен работой. Он лепит животных, динозавров, самолеты, персонажи своих любимых мультиков и компьютерных игр, а самой любимой темой является автомобилестроение.

Он видит этот мир по-другому, не так, как мы. И в его мире появляются такие странности, как реактивные жуки, самолетовертолет, или мальчик с пистолетом и с хвостом.


Рубен Давид Гонсалес Гальего. книга «Черным по белому».

Вступление Сергея Юрьенена

Мать разлучили с сыном, сказали, умер. Через тридцать лет он вдруг воскрес из мертвых.
Сюжет рифмуется с престолом, произволом, «железной маской» и колодцами забвения.
Но это наши с вами места и времена.
Один их каменных мешков, где содержался малолетний узник, назывался НИИ имени Карла Маркса. Двумя действующими пальцами сейчас он заносит и свою биографию в «черную книгу» международного коммунизма.
Черные буквы на белом потолке, а ночью белые на черном, вызывают к жизни, конечно, специальную литературу. Черней Селина, раннего Селы (который извне писал своих провинциальных уродов и дурачков), Карвера. Чернее даже Шаламова и других, вернувшихся и возвестивших истину о том, что для писателя чем хуже – тем лучше. Этот нонфикшн возникает за пределами «нормального» ужаса, того, что жутко для нормальных, так сказать, людей. Причем нет взгляда, раз навсегда заледеневшего на Колыме, нет ни цинизма, ни особого «нагромождения» макабра (что, помнится, Твардовский в заслугу ставил «Ивану Денисовичу»). Есть острый интерес…


Яндекс.Метрика