Мой «Человек дождя»

Удивительная история жизни аутиста из СССР, рассказанная его матерью

Он родился 31 июля 1956 г. и был желанным ребенком, заранее любимым. Беременность проходила нормально, если не считать гриппа (на 4-м месяце), леченного антибиотиками — тогда не знали, что это может повредить будущему ребенку, и рожистого воспаления голени, уже на 8-м месяце (говорят, при таком позднем сроке это заболевание матери для ребенка уже не опасно). Роды были тоже нормальные, несмотря на мой сравнительно немолодой возраст (33 года), и в течение первого года мальчик развивался опять же нормально, может быть, с едва заметным опозданием (на 1–2 недели).

На окружающее и окружающих первоначально реагировал, как все дети. Об этом я могла судить:


Особые дети – лечить или любить?

В нашей семье старший сын – особенный.   Некоторые психологи и прочие недалекие специалисты любят говорить «больной». Но я так не считаю.

Мой сын полностью сам передвигается. Практически полностью себя обслуживает. И единственное, что выдает его особенность – это речь. Она пока что не фразовая и не диалоговая. Пока что.

Для меня важно другое. Он действительно особенный. Он по-другому видит мир. И вот это на самом деле интересно и стоит внимания. Он способен увидеть маленький самолет среди облаков. Он сразу заметит поезд на горизонте. У него очень внимательный взгляд, и он быстро все запоминает.  Он потрясающе умен. В пять лет он знает весь алфавит и считает до двадцати. Причем он научился этому сам. С помощью техники, которую он также осваивает сам.1012

И для меня остается странным поведение специалистов, которые по идее призваны нам помогать. Большинство психологов и врачей, с которыми мы сталкиваемся, задают стандартные вопросы. Какой у вас диагноз? Как вы лечитесь? Вы понимаете, что вам скоро в школу? Вам нужен коррекционный детский сад! И так далее.

Никто и ни разу не спросил нас – а что его волнует? А что


Опыт «особо» счастливого родителя Елены Пинчук

У меня такое ощущение, будто я дорвалась до свободного микрофона… Всё, что скажу, а не воспользоваться таким случаем просто невозможно,  исключительно мой личный опыт мамы ребенка с аутизмом. Мне сложно поверить, что с момента, когда нас все-таки припечатали диагнозом, прошло всего шесть лет, – кажется, минимум лет двадцать…

Читая заметки специалистов на тему «Что бы я сделал в первую очередь, если б моему ребенку поставили аутизм», хочется сказать, что я в первую очередь – теперь уже, с высоты «птичьего полета» – попыталась бы познакомиться с родителями более взрослых детей с похожими, хотя бы внешне, проблемами и в чем-то эмоционально довериться им. Сейчас речь идет не об


Дерек Паравичини

Дерек Paravicini родился 26 июля, 1979 года. Родился преждевременно, на 25 недель раньше срока, вследствие чего было нарушено нормальное развитие его мозга. А интенсивная кислородная терапия после родов привела к тому, что Дерек еще и ослеп… Однако его ограниченные психические возможности и слепота не помешали заниматься музыкой. Да еще как заниматься! Многие специалисты называют Дерека одним из величайших джазовых музыкантов мира.

Сейчас у Дерека интеллект четырехлетнего ребенка. Его мать, Мэри Энн Хенбери, говорит,


Джейкоб Барнет, гений физики

Прогноз врачей гласил, что этот мальчик никогда не сможет читать или сам завязывать свои шнурки, но его мама отказалась им верить

 

Джейкоб Барнет из США родился с аутизмом. Специалисты считали, что он немного добьется, по их мнению, всю жизнь он будет заперт «в своем собственном мире». Маме рекомендовали быть готовой к тому, что ребенок никогда не сможет читать, писать или хотя бы завязывать шнурки на ботинках.

Кристин, его мама, отказывалась принять эти прогнозы и была полна решимости добиваться максимально возможного развития для своего сына. Однако даже она не догадывалась, какое будущее ему уготовано. Сейчас его IQ составляет 189 баллов — это больше, чем у Альберта Эйнштейна, и он демонстрирует потрясающие способности в области математики и физики. Ему даже пророчат Нобелевскую премию. При этом ему лишь 14 лет.

Джейкоб решает сложные математические задачи прямо на оконном стекле. По словам Кристины:


«Тяжелый аутизм и голос моей дочери»

История девочки с аутизмом, которая нашла свой внутренний голос, рассказанная с точки зрения ее отца

Когда в 1995 году родились наши близнецы, мы с моей женой Тамми готовились начать жизнь с нового листа. Сначала мы пережили неожиданную смерть Тамми в 1989 году. Несколько месяцев спустя родился наш сын Мэтью, но вскоре у него начались серьезные проблемы с дыханием. В течение последующих четырех лет мы пережили несколько выкидышей.

Наконец, после курса лечения от так называемого дефекта лютеиновой фазы, моя жена смогла родить наших дочерей. Мы были так счастливы, что подумывали назвать их в честь препаратов, которые обеспечили их появление на свет, но Кломид и Прогестерон Флейшман как-то не звучали, так что мы остановились на Карли и Тарин.


Яндекс.Метрика