Tag Archives: «особенные» дети

Дэвид Митчелл: чему меня научил аутизм моего сына

Дэвид Митчелл: чему меня научил аутизм моего сына

Путь к пониманию аутизма еще не завершен, он извилист и испещрен камнями преткновения, первый из которых — это вопрос, который изменил мою жизнь как отца в 2008 году: «Что же такое аутизм?» Моему сыну было три года, когда ему поставили диагноз, но аутизм яростно противится любому определению. Наберите в Google синдром Дауна или болезнь Паркинсона, и вы получите общепринятый и согласованный набор причин и критериев. Наберите в Google аутизм, и вы получите ящик Пандоры, минное поле, научные труды и словесную перепалку. Несмотря на преобладание таких фраз, как «эпидемия аутизма» и рекомендуемое «лечение», аутизм не болезнь — (заболевание, спровоцированное известным биологическим фактором). Это синдром — скопление симптомов, либо расстройство, связанное с ними. Эти симптомы охватывают огромную и запутанную территорию: нарушение коммуникативных и социальных навыков, спутанная сенсорная обработка, замедленное возрастное развитие, слабая моторика, избегание зрительного контакта, склонность к повторяющимся действиям, кружению и раскачиванию. Некоторые из них были заметны в моем сыне, а многие нет.

Еще больше нас запутали два самых известных фильма про аутизма в современной культуре: «Человек дождя», 1988 года и прекрасная повесть Марка Хэддона 2003 года «Загадочное ночное убийство собаки», в которых показан не обычный аутизм, а синдром Аспергера. Будет ли наш сын как ученый Дастина Хоффмана или как юный математик Хэддона? Не похоже на то. Но если не похож на них, то на кого? Ответа не было, и попытки заглянуть в будущее моего сына казались настолько же бесперспективно, насколько они были удручающими и невозможными.


Картины 15-летнего мальчика с аутизмом стали вдохновением для нового бизнеса.

Картины 15-летнего мальчика с аутизмом стали вдохновением для нового бизнеса.

Яркие картины украшают дом Хариша и Сандхии Бикмал, пары, живущей в Ашберне с двумя сыновьями-подростками.

Их старший сын Сакет, 17 лет блестящий ученик старших классов в Старшей Школе Технических и Прикладных Наук Томаса Джефферсона в Александрии. 15-летний Химал, в следующем году пойдет в Старшую Школу Брайар Вудс. В возрасте 2 лет ему был поставлен диагноз тяжелой формы аутизма.


Чудеса и только: история белоруски и американца, которые лечат детей Аутистов и ДЦП.

Чудеса и только: история белоруски и американца, которые лечат детей Аутистов и ДЦП.

В Беларуси Фрэнка и Галину Шварц называют волшебниками: благодаря их стараниям дети с ДЦП, которые не умели даже сидеть, начинают ходить, а молчуны-аутисты превращаются в неугомонных трещоток.

Основатели Международного общественного объединения «Волюнтас», супруги Шварц привезли в нашу страну британскую программу раннего вмешательства Portage. Она рассчитана на детей с особенностями развития. Суть программы состоит в том, что к каждому ребенку предусмотрен индивидуальный подход. Сначала определяется, какими навыками он обладает, а потом идет работа по формированию новых. В итоге дети, на которых медики, что называется, махнули рукой, начинают обслуживать себя, ходить и разговаривать. Подробнее об этой методике рассказала корреспонденту Sputnik Юлии Балакиревой Галина Шварц.

Парламент и гуманитарная помощь

Добрые дела обычно делаются спонтанно и от чистого сердца. Так и случилось с семейной парой Шварц.

Началась эта история в середине 90-х годов. Американец Фрэнк жил в Великобритании, работал в Фонде историипарламента. Был историком: составлял биографии британских парламентариев. Интересы Фрэнка были гораздо шире, и ему всегда хотелось делать что-то новое и необычное. Что и привело его в Беларусь, которая только получила независимость. Однако оказавшись тут,


Эвелина Блёданс и еще девять родителей «особенных» детей

Никто не застрахован, даже звезды, от того, что в семье может родиться ребенок с синдромом
Дауна, аутизмом или ДЦП. Этих малышей считают детьми от Бога. Они зависимы и беззащитны перед жестоким миром. Вырастить их – большой труд, требующий

Яндекс.Метрика