Tag Archives: высокофункциональные аутисты

Почему нельзя ставить поведенческие цели превыше социально-эмоционального развития.

Приближалось время ужина, маленький «Макс» был голоден и устал. После напряженного и активного дня, у него еще была продолжительная домашняя сессия с поведенческим терапевтом. Сессия была в разгаре, когда входная дверь распахнулась: мама мальчика пришла с работы.

Почему нельзя ставить поведенческие цели превыше социально-эмоционального развития

Фото: monadelahooke.com

Улыбаясь и светясь от восторга, мальчик тут же побежал к двери, ему не терпелось обнять маму, но тут вмешался терапевт и велел ему вернуться на место и закончить свое задание. Когда ребенок снова попытался подбежать к своей матери, терапевт встал на пути, загородив маму. Разочарованный, Макс разрыдался, он стал кричать и пытался ударить терапевта в знак протеста. Ему потребовалось несколько долгих часов, чтобы успокоиться.

Ошибка? Терапевт сосредоточился на поведенческих целях без учета социального и эмоционального функционирования ребенка. Будучи практикующим детским психологом, я регулярно наблюдаю этот подход в терапии у детей с задержкой развития и с проблемами психического здоровья. Это не только неэффективно, но и потенциально может навредить нашим уязвимым детям и их семьям.


Проблема или шанс.


ПРО СВЕТЛЫХ ПОСЛАННИКОВ. Стихи неизвестной мамы особенного ребёнка.

ПРО СВЕТЛЫХ ПОСЛАННИКОВ. Стихи неизвестной мамы особенного ребёнка.

 

 

 

Каждое утро рождаются дети,

Днем и под вечер на нашей планете.

Только из сотни подарков желанных

Несколько будет младенчиков странных.

Месяцев много счастливых пройдет,

Может быть два, а быть может и в год.

Хмурится врач, головою качнет,

Видя судьбы роковой поворот.

В глазки не смотрит и не говорит,

Всё время качается или лежит…

Будто рассыпались пазлов кусочки,

И потерялись у сына и дочки.

Пишет сестра «аутизм» или «РАС»

— Каннер и Аспергер – это про вас.

Шок. Неприятие. Нет, здесь ошибка,

Видите, смотрит, а это – улыбка.

Не повторяет, дурачится просто…

Он же малыш, а не трудный подросток.

Может судьба, как надлом хромосомы

Ставит болезни, черты и синдромы.

В сердце вонзая тупую иглу-

Чтобы мы сникли, забились в углу.

Нет, не забьёмся! Сын мой или дочка ,

Нет, не больные, не странные! Точка!

– Каждый ребенок – он неповторимый,


Наталья Погоцкая об аутизме. Выход есть.

Встреча родителей детей аутистов с Натальей Погоцкой.


Человек с аутизмом видит мир таким, какой он есть

Человек с аутизмом видит мир таким, какой он есть.

Игорь Шпицберг, руководитель Центра реабилитации инвалидов детства «Наш солнечный мир», член правления международной ассоциации Autism Europe:

– Я начал заниматься этой проблематикой в 1989 году. Мне было 19 лет, хотелось посвятить себя чему-то полезному. Случайно познакомился с двумя женщинами, которые мечтали создать что-то типа экологической загородной базы, на которой урбанизированные школьники могли бы общаться с животными: собаками, лошадями. Идея меня вдохновила. Уже через год вместе мы поехали в Польшу к Марианну Ярошевскому. Этот выдающийся олигофрено-педагог, сын главного психиатра Польши, был создателем иппотерапевтического движения в Польше – лечебной верховой езды. Оттуда-то мы и привезли иппотерапию в Россию. Первый год наш центр был чисто иппотерапевтическим.

Но уже в 1992 году мы провели первый в истории России реабилитационно-инклюзивный лагерь. К нам приехали и больные, и здоровые дети, и с аутизом, и с умственной отсталостью. Собственно, с этого лагеря всё и началось. Необходимость создания некой комплексной реабилитационной программы стала очевидна именно тогда. Дело в том, что нет одного метода (какой бы чудесный он ни был), который помогал бы ребенку полноценно развиваться. Методов должно быть множество, особенно если речь идет о реабилитации. Создание комплексной реабилитации – это основной мировой тренд. А мы начали свои шаги в этой области как раз 25 лет назад.

Не знаю почему, но меня тогда заинтересовал аутизм. Казалось, что это самое загадочное заболевание. Хотелось как-то понять этих детей. Кроме прочего, в тот год я женился на женщине с ребенком. Ему было 2,5 года и он оказался ребенком с аутизмом. Так в моем доме, – мистика какая-то, – неожиданно появился такой ребенок. К моему чисто профессиональному интересу добавился родительский.


Дэвид Митчелл: чему меня научил аутизм моего сына

Дэвид Митчелл: чему меня научил аутизм моего сына

Путь к пониманию аутизма еще не завершен, он извилист и испещрен камнями преткновения, первый из которых — это вопрос, который изменил мою жизнь как отца в 2008 году: «Что же такое аутизм?» Моему сыну было три года, когда ему поставили диагноз, но аутизм яростно противится любому определению. Наберите в Google синдром Дауна или болезнь Паркинсона, и вы получите общепринятый и согласованный набор причин и критериев. Наберите в Google аутизм, и вы получите ящик Пандоры, минное поле, научные труды и словесную перепалку. Несмотря на преобладание таких фраз, как «эпидемия аутизма» и рекомендуемое «лечение», аутизм не болезнь — (заболевание, спровоцированное известным биологическим фактором). Это синдром — скопление симптомов, либо расстройство, связанное с ними. Эти симптомы охватывают огромную и запутанную территорию: нарушение коммуникативных и социальных навыков, спутанная сенсорная обработка, замедленное возрастное развитие, слабая моторика, избегание зрительного контакта, склонность к повторяющимся действиям, кружению и раскачиванию. Некоторые из них были заметны в моем сыне, а многие нет.

Еще больше нас запутали два самых известных фильма про аутизма в современной культуре: «Человек дождя», 1988 года и прекрасная повесть Марка Хэддона 2003 года «Загадочное ночное убийство собаки», в которых показан не обычный аутизм, а синдром Аспергера. Будет ли наш сын как ученый Дастина Хоффмана или как юный математик Хэддона? Не похоже на то. Но если не похож на них, то на кого? Ответа не было, и попытки заглянуть в будущее моего сына казались настолько же бесперспективно, насколько они были удручающими и невозможными.


Яндекс.Метрика