Tag Archives: высокофункциональные аутисты

Особый ребёнок. Миссия: Убрать стереотипии

Один из наиболее распространенных запросов, с которым приводят ко мне детей с расстройством аутичного спектра – помощь в избавлении от стереотипии. Попробуем, для начала разобраться, что это такое и зачем она «нужна» ребёнку.

Что такое стереотипия и как она проявляется?

Стереотипия — это устойчивое бесцельное повторение движений, слов или фраз. Самые распространённые случаи – это перебирание пальцами, хождение на носочках, хлопки в ладоши, раскачивания, прыжки. Наиболее эмоциональные – удары по голове, удары головой о твёрдые поверхности, крики. Встречаются и более экзотические виды, такие как кручение предметов, чеканка мяча, копирование звуков (например, копирование звуковых уведомление мобильных телефонов). Причём ребята могут достигать потрясающей виртуозности в проявлении этих действий. Иногда современные проявление стереотипий наблюдается и в виртуальном пространстве, когда дети с потрясающей точностью могут раз за разом проходить одну и туже игру.

Зачем ребёнку «нужна» стереотипия?

Наша психика устроена так, что непременно хочет получать удовольствие, удовлетворяя свои


Почему нельзя ставить поведенческие цели превыше социально-эмоционального развития.

Приближалось время ужина, маленький «Макс» был голоден и устал. После напряженного и активного дня, у него еще была продолжительная домашняя сессия с поведенческим терапевтом. Сессия была в разгаре, когда входная дверь распахнулась: мама мальчика пришла с работы.

Почему нельзя ставить поведенческие цели превыше социально-эмоционального развития

Фото: monadelahooke.com

Улыбаясь и светясь от восторга, мальчик тут же побежал к двери, ему не терпелось обнять маму, но тут вмешался терапевт и велел ему вернуться на место и закончить свое задание. Когда ребенок снова попытался подбежать к своей матери, терапевт встал на пути, загородив маму. Разочарованный, Макс разрыдался, он стал кричать и пытался ударить терапевта в знак протеста. Ему потребовалось несколько долгих часов, чтобы успокоиться.

Ошибка? Терапевт сосредоточился на поведенческих целях без учета социального и эмоционального функционирования ребенка. Будучи практикующим детским психологом, я регулярно наблюдаю этот подход в терапии у детей с задержкой развития и с проблемами психического здоровья. Это не только неэффективно, но и потенциально может навредить нашим уязвимым детям и их семьям.


Проблема или шанс.


ПРО СВЕТЛЫХ ПОСЛАННИКОВ. Стихи неизвестной мамы особенного ребёнка.

ПРО СВЕТЛЫХ ПОСЛАННИКОВ. Стихи неизвестной мамы особенного ребёнка.

 

 

 

Каждое утро рождаются дети,

Днем и под вечер на нашей планете.

Только из сотни подарков желанных

Несколько будет младенчиков странных.

Месяцев много счастливых пройдет,

Может быть два, а быть может и в год.

Хмурится врач, головою качнет,

Видя судьбы роковой поворот.

В глазки не смотрит и не говорит,

Всё время качается или лежит…

Будто рассыпались пазлов кусочки,

И потерялись у сына и дочки.

Пишет сестра «аутизм» или «РАС»

— Каннер и Аспергер – это про вас.

Шок. Неприятие. Нет, здесь ошибка,

Видите, смотрит, а это – улыбка.

Не повторяет, дурачится просто…

Он же малыш, а не трудный подросток.

Может судьба, как надлом хромосомы

Ставит болезни, черты и синдромы.

В сердце вонзая тупую иглу-

Чтобы мы сникли, забились в углу.

Нет, не забьёмся! Сын мой или дочка ,

Нет, не больные, не странные! Точка!

– Каждый ребенок – он неповторимый,


Наталья Погоцкая об аутизме. Выход есть.

Встреча родителей детей аутистов с Натальей Погоцкой.


Человек с аутизмом видит мир таким, какой он есть

Человек с аутизмом видит мир таким, какой он есть.

Игорь Шпицберг, руководитель Центра реабилитации инвалидов детства «Наш солнечный мир», член правления международной ассоциации Autism Europe:

– Я начал заниматься этой проблематикой в 1989 году. Мне было 19 лет, хотелось посвятить себя чему-то полезному. Случайно познакомился с двумя женщинами, которые мечтали создать что-то типа экологической загородной базы, на которой урбанизированные школьники могли бы общаться с животными: собаками, лошадями. Идея меня вдохновила. Уже через год вместе мы поехали в Польшу к Марианну Ярошевскому. Этот выдающийся олигофрено-педагог, сын главного психиатра Польши, был создателем иппотерапевтического движения в Польше – лечебной верховой езды. Оттуда-то мы и привезли иппотерапию в Россию. Первый год наш центр был чисто иппотерапевтическим.

Но уже в 1992 году мы провели первый в истории России реабилитационно-инклюзивный лагерь. К нам приехали и больные, и здоровые дети, и с аутизом, и с умственной отсталостью. Собственно, с этого лагеря всё и началось. Необходимость создания некой комплексной реабилитационной программы стала очевидна именно тогда. Дело в том, что нет одного метода (какой бы чудесный он ни был), который помогал бы ребенку полноценно развиваться. Методов должно быть множество, особенно если речь идет о реабилитации. Создание комплексной реабилитации – это основной мировой тренд. А мы начали свои шаги в этой области как раз 25 лет назад.

Не знаю почему, но меня тогда заинтересовал аутизм. Казалось, что это самое загадочное заболевание. Хотелось как-то понять этих детей. Кроме прочего, в тот год я женился на женщине с ребенком. Ему было 2,5 года и он оказался ребенком с аутизмом. Так в моем доме, – мистика какая-то, – неожиданно появился такой ребенок. К моему чисто профессиональному интересу добавился родительский.


Яндекс.Метрика