Tag Archives: высокофункциональные аутисты

К РЕВУЩЕЙ ДОЧКЕ ПОДПОЛЗ МАЛЬЧИК-ИНВАЛИД И СКАЗАЛ: НЕ ПЛАЧЬ.

✔ Только мучаются

— Я не понимаю, зачем рожать таких больных детей.

— Да-да… В наше время калек почти не было. Только мучаются…

Две старушки читали на днях нашу храмовую стенгазету, где я рассказала о том, что у нас родилась дочка с синдромом Дауна, и обсуждали. А я проходила мимо и слышала.

Вы думаете, это были случайные «захожане»? Модные бабушки с каким-нибудь гидроперитом на голове и нарисованными синими бровями? Которые являются в храм только для того, чтобы освятить куличи, покритиковать попов на мерседесах и возмутиться, какие здесь все злые?

Нет! Это были бабульки — Божии одуванчики. В платочках. Которые, как свечечки, отстояли всю всенощную. Крестились, кланялись, подошли к помазанию и смачно поцеловали руку батюшке. И вот теперь с чувством выполненного христианского долга обсуждали, кому жить, а кому нет.

Я, конечно же, хотела «встрять», но понимала, что, если открою рот, уже не остановлюсь. 


«Главное, чтобы ребенок сидел дома, принимал лекарства и не мозолил глаза».

Автор: Настя Дмитриева.

“Что, жена пила во время беременности?” — спрашивают отца ребенка-аутиста. Никите почти 9 лет. Он умеет кататься на роликах и коньках, гоняет на лыжах и ходит с папой в многокилометровые походы. А жена и мать не выдержала и однажды ушла. И теперь Сергей Жердев воспитывает сына один, ведет блог и инстаграм о своих занятиях, является руководителем группы вконтакте «Выход есть всегда» и волонтером Находкинской православной епархии.

Сергей Жердев с Никитой

Все средства, что я вкладывал в дело, в бизнес – я бы грохнул на ребенка

– Вы с самого рождения Никиту один воспитываете?

– Нет, года три. Но до этого уже были прецеденты, когда жена уходила на две-три недели.

– Это связано с диагнозом Никиты?

– Я думаю, она просто устала. Какой-то очевидной причины нет, просто утомило ее это все, или, может быть, потеряла веру. Она не пьет, я ничего плохого не могу сказать. Просто отдалилась полностью.

 А вы не уставали? У вас не было моментов, когда тоже хотелось уйти?

– Просто вариантов у меня нет. Предлагали, конечно, доброхоты, как и всем нашим родителям предлагают даже в реабилитационном центре: «Давайте, Сергей, сдайте ребенка в интернат, а вы свою личную жизнь устраивайте».

Но это не по мне. Не то, что я такой герой, или медаль мне нужно на шею вешать, что я – молодец, просто он же мой сын.

И вдобавок я его воспитывал с самого детства, он в садик не ходил, бабушек у нас нет.

И вот в определенный момент получилось так, что жена отдалилась. Она в этом же городе проживает. Но, честно говоря, даже в редкие встречи раз в два-три месяца не видно ни любви, ни тепла, ничего нет. Я ее не хаю. Как обычно, знаете, разводятся, потом говорят, что жены плохие. Да нет. Не то, что я ее простил, просто я живу сейчас ребенком, и это все для меня уже такое далекое.

– Когда вы узнали, что у Никиты аутизм?

– Никите очень поздно поставили диагноз. Мы жили на Филиппинах до этого, уехали туда жить, работать. А когда вернулись, сначала ставили задержку. Изменения были видны с трех лет. У аутистов обычно все быстро меняется. Где-то до двух лет они развиваются, как обычные дети. Никита рано начал говорить, первые слова очень рано стал произносить.


причины аутизма

Вы не прячьте аутистов под мамин подол!

Родители особенных детей часто тянут с визитом к психиатру, надеясь, что все проблемы «рассосутся» — исчезнут сами собой. Это сродни запуску таймера обратного отсчета на бомбе: однажды она все равно взорвется. И тогда поход с ребенком к врачу обойдется во всех смыслах дороже.

В продолжение темы детского аутизма корреспондент «Уралинформбюро» встретилась с заведующей Областным центром психического здоровья детей, главным внештатным детским специалистом-психиатром министерства здравоохранения Свердловской области Людмилой Ильяшевой.

— Людмила Борисовна, давайте начнем с проблемы диагностики аутизма – она сегодня своевременна?

— Родители подчас хотят, чтобы врачи определяли проявления аутизма чуть ли не на первом году жизни ребенка. Но как диагностировать то, что еще не сформировалось? Ведь клиническая картина при типичном аутизме складывается только к двум годам, а при атипичном — к трем.

Конечно, если у детей заметны какие-то отклонения или возникают какие-то подозрения, можно и нужно сделать скрининг, который могут провести не только врачи, в том числе непсихиатрического профиля, но и сами родители. Если результаты подтверждают опасения, то надо обращаться к специалисту.

Фото из личного архива Людмилы Ильяшевой

Аутизм похож на любое другое заболевание: если вовремя не обратиться за помощью, можно получить осложнения. Чем раньше болезнь нашли, чем раньше оказана помощь — не только медикаментозная, но и психологическая, педагогическая, социальная — тем лучше будет результат. Это относится не только к аутизму, но и к любому психическому расстройству.


Особый ребёнок. Миссия: Убрать стереотипии

Один из наиболее распространенных запросов, с которым приводят ко мне детей с расстройством аутичного спектра – помощь в избавлении от стереотипии. Попробуем, для начала разобраться, что это такое и зачем она «нужна» ребёнку.

Что такое стереотипия и как она проявляется?

Стереотипия — это устойчивое бесцельное повторение движений, слов или фраз. Самые распространённые случаи – это перебирание пальцами, хождение на носочках, хлопки в ладоши, раскачивания, прыжки. Наиболее эмоциональные – удары по голове, удары головой о твёрдые поверхности, крики. Встречаются и более экзотические виды, такие как кручение предметов, чеканка мяча, копирование звуков (например, копирование звуковых уведомление мобильных телефонов). Причём ребята могут достигать потрясающей виртуозности в проявлении этих действий. Иногда современные проявление стереотипий наблюдается и в виртуальном пространстве, когда дети с потрясающей точностью могут раз за разом проходить одну и туже игру.

Зачем ребёнку «нужна» стереотипия?

Наша психика устроена так, что непременно хочет получать удовольствие, удовлетворяя свои


Почему нельзя ставить поведенческие цели превыше социально-эмоционального развития.

Приближалось время ужина, маленький «Макс» был голоден и устал. После напряженного и активного дня, у него еще была продолжительная домашняя сессия с поведенческим терапевтом. Сессия была в разгаре, когда входная дверь распахнулась: мама мальчика пришла с работы.

Почему нельзя ставить поведенческие цели превыше социально-эмоционального развития

Фото: monadelahooke.com

Улыбаясь и светясь от восторга, мальчик тут же побежал к двери, ему не терпелось обнять маму, но тут вмешался терапевт и велел ему вернуться на место и закончить свое задание. Когда ребенок снова попытался подбежать к своей матери, терапевт встал на пути, загородив маму. Разочарованный, Макс разрыдался, он стал кричать и пытался ударить терапевта в знак протеста. Ему потребовалось несколько долгих часов, чтобы успокоиться.

Ошибка? Терапевт сосредоточился на поведенческих целях без учета социального и эмоционального функционирования ребенка. Будучи практикующим детским психологом, я регулярно наблюдаю этот подход в терапии у детей с задержкой развития и с проблемами психического здоровья. Это не только неэффективно, но и потенциально может навредить нашим уязвимым детям и их семьям.


Проблема или шанс.


Яндекс.Метрика