Стихи Сони Шаталовой

«Соня — удивительная девочка, из тех, кого называют особыми детьми, имея в виду то испытание болезнью, которое дано им с первого дня жизни. Но такие дети часто становятся особыми и в другом смысле — в духовном. Соня не может говорить. Даже писать она может только тогда, когда её руку поддерживают. У неё множество проблем с теми простейшими житейскими обстоятельствами, которые обычный человек даже не замечает и не ценит по достоинству. И вместе с тем Соня — личность. Это глубокий человек, обладающий незаурядным умом, острым восприятием жизни и даром слова…» — так говорит о Соне Виктор Кротов, руководитель литературной студии «Родник».

 

***

Спросите меня

О сердце,

Что в Солнца глубинах

Бьётся.

Спросите меня

О песне –

Она моё сердце

Движет.

И два ответа я дам

В слове одном:

Любовь.

Спросите меня

О звёздах,

Что у мамы в глазах

Сияют.

Спросите меня

О светилах,

Мириадами глаз глядящих.

И опять две ответа

Воедино сольются:

Любовь.

Какое удивительное

Слово – Любовь!

 

 

***

Ты объясни мне, мама,

Зачем риза Солнца красна?

Поэты цветы рисуют словами.

Солнце и воздух, мир и роса,

Обида и боль, и радость, и грусть –

Все можно выразить словом.

Но что краски слову дают?

Что его кровь заполняет?

Может быть, Солнце?

Ведь Бог же недаром

в сердцах поэтов

Кусочки Солнца зажег!

 

***

Не верь, не гадай и не бойся

В крови уже есть ответ.

Чужие неясные свойства –

Откуда и чей привет?

Так странно смешалось и глупо –

Готовый взорваться вулкан.

Не кот на цепи у дуба –

Сошедший с ума ураган.

Но так уже прежде бывало

Рвалось полотно пелён

И я из себя прорастала

Сбегая из плена времен.

(22 февраля 08 года)

 

Ты и я

Ты и я, мы вместе можем

Сделать много разных добрых дел.

Можем так сшивать событья,

Что шитьё такое победит всё зло.

Надо только мочь мириться

с собственной душой,

И тогда мириться с миром Божьим

будет нам легко.

Мы с тобою – Сила Мира,

И мы можем жить в любви.

 

         Ночь и день

Мне нравятся ночь и день.

Мне нравится их непохожесть.

Их шитость тоже нравится мне,

Шитость звёздами и Солнца лучами.

Мне нравятся их чудеса и тайны.

Шитость великой Книги событий,

Книги, которую пишет Бог о мире.

 

***

В ритме песни огня

есть очень странные паузы.

Они будоражат меня

И вместе с тем завораживают.

Вспоминается что-то древнее,

И уже – не я, а кто-то,

Кто жил когда-то, наверное,

И вышел раз из болота,

И увидел горящее дерево.

И Бог сказал ему: «Пользуйся!»

И он в этот глас так уверовал,

Что уже Человеком шёл по лесу…

 

Маме

Знаешь, мама, ты ошиблась,

Так отвергнув свой талант.

Сколько вынесла обиды,

Нас держа, как небо – Атлант.

Отказалась от работы –

Очень сложная семья,

Постоянно болен кто-то,

И никчёмушная я.

– Тяжкий крест, до гроба горе,

Лучше было б в интернат,

Всё устроилось бы вскоре,

А так у вас никто не рад.

Ведь она неизлечима. –

Ты смеялась всем в ответ:

– Моя дочка молодчина,

И матери счастливей нет! –

Счастье выпало нам вместе,

По воле Божьей, жизнь пройти.

Теперь это дело чести.

И нет ошибки. Мы в пути.

 

             Маме

Почему ты порой так печальна,

Так прекрасно задумчив твой лик?..

Ты такой не была изначально,

И в улыбке был солнышка блик…

 

   ***

Птицы и ветер — возничие Осени, —

Унесите с собой и меня.

Пролечу над полями озими,

В колокольчик дождя звеня.

А потом я на лес плавно кину

Паутинок дрожащую сеть.

Уплывут журавли стройным клином,

А мне лес надо красным одеть.

 

БЫЛИНА

Как во стольнем во граде во Киеве

Во высоком да светлом да тереме

Поживала-жила красна девица

Софиюшка свет да Владимировна

Сарафан то носила парчовый

А рубашечку то да шелковую.

А умна то была Софиюшка

Да мудра то была свет Владимировна

Понимала она шитость света белого

Да изо всяких звуков словеса складывала

Словеса складывала да со смыслами связывала,

Плела кружево событийное.

Раз сидела Софиюшка во высоком во тереме

Да глядела в окошечко косящетое

Как по небу по сине-синему

Ветер буйный бело облако гоняет

Будто коршун злой голубицу бьёт.

Вдруг услышала она в ветре стоны-шёпоты

Вдруг увидела как заплакало бело облако

Бело облако да слезами красными.

Поприслушалась Софиюшка, позадумалась,

Увязала звуки со смыслами

Поняла ветра буйного речь печальную:

Во далёком то во царстве во Индейском

А и славный богатырь Волх Всеславьевич

Со своею молодою да хороброю дружиною ходят

Да и рубят старого и малого,

А и только оставляют по выбору

Душечки красные девицы.

А пожалела Софиюшка свет Владимировна

Да малых индейских детушек:

Хоть и злое то царство Индейское

И беды много Киеву сделало

А детки-то малые не повинны в том.

Вот взяла то Софиюшка мудрая

Горстку жемчуга скатного белого,

Колокольцы звонко-серебряные

Да из золота красного кружечку.

Положила жемчуг во кружечку

И давай да кружечкой потряхивать

И в колокольцы серебряные позванивать.

Полились-потекли-побежали

Звуки да жемчужные, золотые да серебряные.

А Софиюшка да премудрая их знай подхватывает,

В словеса особые складывает

Да со смыслами тайными увязывает.

А ещё брала да Софиюшка да две сабельки булата крепкого

Да одну об другую постукивала.

Как пошёл звон булатно-стальной

И его свет Владимировна ухватывала

Да с золотыми да жемчужными звуками увязывала.

Не успел сокол в небе крылом три раза махнуть,

Не успела рыба в море хвостом три раза вильнуть,

Не успела лань во густом лесу три раза скакнуть,

А Софиюшка да свет Владимировна

Из словес злато-жемчужных да серебро-булатных,

С тайными смыслами увязанных,

Соткала-связала-сшила накидочки.

Горели те накидочки жарким золотом,

Переливались скатным жемчугом,

А прочны были как сталь булатная.

А и было тех накидочек да десять тысяч.

Вот взяла Софиюшка да все накидочки

Да сказала слово соколиное,

А потом сказала утиное,

А напоследочек сказала лебединое.

Полетели тут накидочки в небо синее,

Полетели какая быстрым соколом,

Какая белым лебедем, а какая серой утицей.

Долетели они да до царства Индейского,

Да накрыли там всех малых детушек.

И не смог Волх Всеславьевич

Со дружиной своею хороброю

Зарубить никого из детушек –

Тупились мечи об накидочки.

А потом превратилисьнакидочки во цветные могучие крылья

Унесли всех детушек малых

А из царства из Индейского

Во печерский монастырь православный.

Там монахи их всех покрестили,

А Софиюшка да стала им крестной матерью.

Ноябрь 2005 г.

 

***

Тонкие узоры вышили метели

По канве деревьев и гулких проводов.

В свадебные платья нарядились ели,

В платья из забытых старых детских снов.

И стоят невесты, и вздохнуть не смеют.

Им бы красоваться до ласковой весны.

Но бродяга ветер разобьёт, развеет

Ледяные бусы, кольца и венцы.

14.2.2005

 

***

Как звук в словах со смыслом связан?

Тайна известна лишь Богу.

Постичь её – постичь устройство мира.

 

***

Дельфины — братья человека.

Не меньшие, иные просто.

Из древнейшего из века

Нити тянутся их родства…

 

 

***

Где зарывают свои таланты люди?

В какие тихие места уходит сердца дрожь?

Видит душа или нет, что беднеет?

 

***

Такой сегодня снег хороший!

Последний, ведь уже весна.

Это сияние уходящей зимы.

 

***

Ты мне молча улыбнулась,

Мимоходом, среди дел. –

И за окном уже весна.

 

***

За окном поёт дождь,

И в сердце песня без слов.

Мир сшивается песней.

 

***

Птичка с рыжеватой грудкой

Сказала мне: «Чуить!», –

И я поздоровалась с ней.

 

***

Радость в каждой звонкой капле,

Капле летнего дождя.

Все, кто хочет, пейте!

 

***

Ты мне сказала в тишине

«Ты мой любимый заяц»–

И мир заполнился песней.

 

***

Ярко, жарко и душисто.

По лицу хлещут травы…

А говорят, что счастье не бывает полным.

 

  ***

«Чижик-пыжик, где ты был?» –

Спел мне папа.

Песенка, сшивающая поколения.

26.6.05

 

* * *

Дождь сшивает небо и землю,

Разматывает тучу на стежки.

Синеют заплаты луж.

 

  ***

Рябина должна быть красной.

Если она зелёная,

Я с тревогой жду осени.

 

***

Меня осинило небо

И миловала заря,

Розовым светом даря.

А звёзды там, в вышине,

Манили: ко мне, ко мне!

И клёнов холодный пожар

Заходит мне в сердце, дрожа.

Я плакать хочу, и лететь,

И Чуду хвалою звенеть.

Ничего не желаю бросить…

И всё называется: «Осень».

Я слушаю небо, я слушаю Мир

И звуки сплетаются в Чуда узор…

 

  ***

О дар бесценный в звуки облачать слова

в союзе сути и звучанья!

Но я…

Мне больно! Господи, ты слышишь? Больно!

Как долго длится немота!

Как бесконечен океан молчанья!

И вот уже и вольно и невольно

Забралась в душу немота.

Устала ждать. И на свободу

Из плена черепа слова устали рваться.

Тоска диктует сердцу непогоду.

Но неужели я готова мраку сдаться?

Принять в судьбу, найти в нём позитив,

Жить, в мелодраму бурю обратив…

Ну нет, спасибо ! Господи, ты слышишь?

Я боль перетерплю, я человек, не зверь.

И голос мой тюрьмы разрушит крышу

И в полнозвучный мир откроется мне дверь.

31.12.05

 

        Лошади

Лошади, теплые лошади,

Теплом живым растопите мой страх!

Лошади, быстрые лошади,

Галопом мой страх разнесите в ветрах!

И все проблемы не так уж важны,

Когда я гляжу с лошадиной спины.

 

* * *

Ответьте мраку, ищущему душу,

Тенями смерти исказившему

пространство.

Ответьте: «НЕТ!» Хотя боль

голос глушит

И желтизна с лица стирает постоянство.

 

***

Вне времени веленье выжить.

Вдох-выдох – воздуха волненье –

Вовнутрь-вовне. Вообрази

Возникшее внезапно вневременье.

И выступит вопросом вам выживанье.

Воспоминаньем волю вдохнови,

Воспоминанием взаимности восторга

С Всевышним. Вечность впереди!

 

***

Осень, кто ты для меня?

Муза, мать, подруга?

Средь хрустальнейшего дня

Листьев золотая вьюга…

Ты осиниваешь небом,

Манишь песнями дождя,

Красотой, как мама хлебом,

Душу сытишь у меня.

Точно лучший друг сердечный,

Тайны листями шуршишь.

Можешь длиться бесконечно

И прекратить устану лишь.

И, из сердца вынув камень,

Факел клёнов и осин

Зажигает слова пламень

Чтоб горел средь долгих зим.

 

           Снег

Выпал снег. Все белым стало.

Это нам сама Зима сшила покрывало.

Снег искристый, мягкий, чистый

Лег холодною границей.

снизу – грязь людей, земли

И жизни будущей надежды.

Сверху – белые одежды,

Чистота и красота.

Все ждет отметины, следа.

Что это будет? Кто рискнет?

Кто смелость на себя возьмет?

 

     ***

Мне надо сказать так много!

Кто думает, что золото – в молчанье?

Камнем загорожена дорога

словам из сердца – ну, не печально?

Это «золото» – такое давящее.

Оно скалой легло мне на грудь.

В прошлой жизни я была говорящая.

Как свободу словам мне вернуть?

* * *

Музыка пела о счастье забвенья,

мягко и нежно уносила слова.

Но снова они стекались мне в сердце,

Из тысячи смыслов свой смысл обретя.

Мной, может, станут восторгаться,

В лицо мои стихи хваля.

А мне бы в смыслах покопаться,

Со звуком суть соотнося.

      Отцу Варлааму

Вечером вчерашним

Мы ходили к храму

По длинной-длинной улице

Вдоль берега Оки.

Снежок слегка похрустывал.

Тихонько бились волны

За низкими домами.

И были мои мысли

Спокойны и мягки.

Весь мир в меня вливался,

И с каждым всплеском волн

Я больше становилась,

И я до звёзд росла.

А звёзды песню пели,

Им вторила река,

И я им подпевала,

Свободна и легка.

И Бог нас молча слушал,

И нас дарил любовью.

Я ей делилась с миром

И всё сильней росла.

И я всё понимала,

И не было сомнений,

А только ликованье

И внутренний покой.

Дома всё исчезло.

Но я теперь уж знаю –

Настанет моё время

И буду я такой.

 

          Я не одна!

Мне почему-то вволю не даётся

Ни пищи,

Ни приятных дел,

Ни встреч.

Я вовсе не капризна,

Мне роскоши и праздников сплошных

Не надо.

Хотелось бы лишь есть три раза в день –

Не разносолы, нет, простую пищу.

Но и её так не хватает!

Хотелось бы общаться

С хорошими людьми.

Но не умею –

Аутизм мешает.

С нелепым поведением, со страхами, немая –

Кому я интересна?

Кому же я нужна?

И руки неумелые, и воли лишена –

Вам стало жаль меня?

Не надо!

Со мной Господь, я не одна!

Со мной и мама, и сестра,

И даже папа помогает,

Хотя и верит не всегда.

Мне батюшка сказал:

– Твоя болезнь

Тебе сейчас во благо.

Должна пройти ты этот путь.

Терпи, лечись и главное – молись.

Настанет день, ты обретешь свободу,

Лишь с Богом будь.

Так Он же в сердце!

Он заполняет грудь!

Мне вам шепнуть

Те главные слова?

– Помилуй, Господи.

С Тобой я не одна!

 

       Мир и я

Мир огромен, сложен, не напрасен.

Я – маленькая,

но могу вместить его весь,

и ещё останется много места.

Какая же я великанша!

 

                ***

– Писать стихи – зачем оно?

Мне очень горько их вино.

Такая в сердце тугая боль

И я молю: «Прости… уволь…»

И слышу в сердце ласковый Голос:

«Без воли Моей не выпадет волос.

Что приуныла? Да, тяжело.

Но ты постарайся. Тебе так дано.

Стихи – не вино, не мёд, не вода.

Они – твоя жизнь. Это помни всегда.»

2004 г.

 

 ***

Во мне три разных борются желанья:

Петь песни природы рисунков чудесных,

Память о Боге стихами будить у людей

Или Тебе посвятить свою жизнь, Иисусе,

Дальний избрав монастырь?

Март 2003

 

          Тюльпаны

Тюльпаны родились в весне,

Хоть за окном февраль и вьюга.

Они с картины на стене

Мне шлют приветствие от друга.

Тюльпаны ждут весну — скорей!

Чтоб за окном — апрель и верба,

И ошалелый воробей

Купался в луже цвета неба.

 

         Дорога

Соткала дорога впереди

Цветка странствий долгих лепестки,

Белые и чёрные.

Протянула к сердцу нить

Из небытья — жизни быть!

Пусть не кличут вороны.

И родилась песня-вздох

Из песка и пыли,

Горько-пряной, странной.

И шаги усталых ног

Песни ритм отбили.

Иду вперёд упрямо.

 

* * *

Снова тени растворили

В своих чернилах все следы.

В ночное небо звёзды вышли

Брызгами капель волшебной воды.

С присказкой о власти ночи

Мать зовёт детей домой.

Но Ночь-кудесница не хочет

Так быстро остаться одной.

Дети видят больше взрослых.

Ночь им хочет показать

Смену «завтра» на «сегодня»

И вкось растущих теней рать.

А еще пускай увидят,

Как звёздный свет рождает сны.

И как дневные все обиды

Сплетают сети на умы.

Ночь, конечно же, добьётся

Таинственной цели своей.

Зов её сердец коснётся,

И дети станут чуть мудрей.

 

Точное слово

 Ольге Сергеевне Никольской

Мрак унынья миновал,

Светом точных слов рассеян.

Мыслей горестных обвал

Стал пашней, словами засеянной.

Я – не немая! Я – говорю!

Без звука, но тоже словами.

На пашне взойдут и увидят зарю

Стихи, будто поле с цветами.

Здравствуй, читатель! Да, я молчу,

Но ты мой голос услышал.

Точное слово, подобно мечу,

Пробило молчания крышу.

 

    Коломна

Помнишь, мама, прошлого шепот

У маленьких домиков за крепостной стеной?

Помнишь, послышался конский топот

Полков, уходящих на праведный бой?

Помнишь рябины кисть горько-красную

На деревце возле старинного храма?

Такая ж росла и в то время опасное,

Ты представляешь себе это, мама?

Помнишь, мы были с тобой у реки?

«Блюдечко» — очень смешное название.

События прошлого так далеки,

Но берег хранит здесь старого знание…

 

* * *

Туча принесла с Востока

Чёрный дым и запах гари.

Прошлым тронулись потоки

Жизней, прерванных в пожаре.

Жизней детских. Как моя.

Рана в теле Бытия.

 

         Ночной кошмар

Не знаю, конец иль начало,

Сон, или  может быть  бред –

Только песня вдруг замолчала,

И в доме погашен свет.

Забивают в ставни гвозди,

Закрывают дверь крестом.

Разошлись хмельные гости,

Умирает старый дом.

Не могу никак проснуться,

Прекратить ночной кошмар.

И глядят пустые блюдца,

Бьётся об стекло комар.

18.6.10

 

          Чёрная птица

Что же со мною творится?

Плачу, мечусь, хохочу…

Мрачная чёрная птица

Крылом бьет меня по плечу.

Хочет ворваться мне в сердце,

Свить там навеки гнездо…

Где мама? Скорее согреться!

Царапает в сердце гвоздём.

Да что же это та кое?

Что я, схожу с ума?

Душа у страха в неволе

Не выберусь ведь сама.

И тихо приходит молитва:

«Господи, сердце согрей!

Со страхом вечная битва,

Ты чёрную птицу убей».

 

* * *

Ни день, ни ночь, ни сумерки.

Не сон, не явь, не бред.

Нет силы взяться за руки.

И только смех в ответ.

И вдруг… тихонько голос…

– Причин для уныния нет.

Ни день, ни ночь, ни сумерки?

Значит идёт рассвет.

И – явь, не сон, не выдумки,

И уж никак не бред!

Слышишь? Возьмёмся за руки,

И ты уже не одна!

От смеха исчезнут все призраки

И вновь ты весною полна!

 

* * *

Скажите мне, товарищи,

В реке моей судьбы

Много ли ила скуки

И бурой тины тоски?

Мелкая или глубокая

Течёт моей жизни река?

Мнится или взаправду

Горькая в ней вода?

Мне оценить это трудно.

Знаю я твердо одно:

Не смогут житейские бури

Запрятать меня на дно!

 

       Сон во сне

Отрезок жизни мы проводим все во сне.

Мы ночью спим – и часто наяву.

Я тоже сплю, и снится мне,

Что жизнью я другой живу.

Я говорю, сама пишу, пою.

Да, да! Пою словами!

Я спела песню моей маме!

И прежнюю всю жизнь свою –

Как сон –

Во сне я вспоминаю.

Неужто это всё со мной?

Всего боюсь, страшусь всего,

Неловкая, немая –

Да полно, это я ли?

Потом я просыпаюсь.

Да, это я. А песни – сон.

А может, и сейчас я сплю?

Запуталась, не знаю!

Когда же я проснусь?

Скажи, молю, о Господи,

К Тебе взываю!

 

Другая жизнь – вторая Я

Другая жизнь, вторая Я.

Ваш мир мне видится иначе.

Вторая Я у вас своя,

А первая в нём горько плачет.

Мне вскоре радость надоела

От похвалы моих стихов.

Я жду не слов, мне нужно дело –

Молитвы дело и трудов.

Вторая я – как есть малышка,

Почти что девяти годов.

И в жизни, и во всяких книжках

Портрет её давно готов.

Другая жизнь работать заставляет

Не столько сердцем, сколько головой.

Вторая Я прекрасно это знает,

Но аутизм не даст быть деловой.

Мне дан талант слагать слова.

Зачем – я это понимаю.

Вторая Я обычно не права,

Когда меня другой быть призывает.

 

          Снег и грязь

Снег пушистый, чистый-чистый,

Ты всю грязь укрыл и спрятал,

Грязь земли и грязь людей.

Души нам укрой скорей!

Только грязь душевную

Не скрыть завесой белою.

Эту грязь огонь лишь счистит,

Огонь любви Иисуса к нам.

 ***

То, что сейчас происходит со мной,

Может кому-то казаться бедой.

То хохочу, то резвлюсь, как шальная…

Можно подумать, и вправду больна я.

Мне холодно и жарко, горько и смешно…

И очень-очень страшно: привычное ушло.

Страх сковал мне душу толстым слоем льда.

Так можно и рассудка лишиться навсегда…

Зову на помощь Пушкина, чтоб овладеть собой.

Поэзия способна держать со страхом бой.

Стихи взрывают страха чёрный лёд,

И счастье меня весною найдёт!

 

      Встреча с чудом

Другое время рядом с нами.

Но мыслями, а иногда делами

Мы можем «рядом» превратить

В «сейчас и здесь».

От встречи с Чудом отвернется зло.

Что было плохо, то от вас ушло.

Моментом истины предстанет

«Здесь и сейчас».

И волшебство ненужным станет

уже для вас.

Вы, может, сомневаетесь в себе?

Вам кажется, что Чудо — лишь во сне?

Так надо просто вспомнить детство!

Оно ведь с Чудом по соседству!

 

***

Прости согласно просьбе сердца

Мне мутность чувств и смуту мыслей.

Я не могу уйти из детства

Пока не разберусь со смыслом

Происходящего со мной.

Ослабли разума вдруг вожжи

От жгучей боли просто вою

И сердце лишь работать может

В себя вбирая вместе с кровью

Огромный шар земной.

24.02.06

 

* * *

Я не знаю, что и придумать.

Не ведаю, что говорить.

И память молчит, и фантазия.

Но сердце открыто для нового,

Откуда б оно ни пришло.

 

          Стихи о школе

Что такое «школа»?

Слово. В нем пять звуков.

Просто дом, в который снова

Мы приходим грызть науку.

Скучно, серо… лучше дома…

Или все же – мир огромный?..

А может лестница в него?..

 

            Березовое поленце

Березовое поленце

когда-то было березкой.

Она росла на пригорке,

Дружила с ветром и дождиком,

Полоскала зеленые волосы

В солнечных жарких лучах…

А теперь это просто поленце.

Во снах оно видит прошлое

И шепчет мне… шепчет…

 

* * *

Пламя пело панегирики поленьям.

Победно прозвучала песнь.

Позеленевшим полем памяти

Поэт пройдет, презревши плен

Понятий, подвигов, поступков.

Проблема подвига — поступок.

Помедлить, поспешить —

преграды прочь!

Поэта путь прям и прозрачен.

Презревши правильности,

правил плен.

Поэт пройдет препоны.

Поэта правоте поверят.

 

  ***

Утром прилетало вдохновенье.

Поглядело, хмыкнуло: «А, спишь!

Ну, хорошего тебе отдохновенья.

Может быть, увидимся, малыш».

Улетело. Хлопая глазами,

Запоздало я машу рукой:

«Возвращайся! Без тебя слезами

Изойдёт ведь сердце. Ну постой!»

Нет ответа. Только тонкий-тонкий

Звук, иль запах даже, или цвет –

Зацепился в сердце хрупко-ломкий,

Почти призрачный, дрожащий след.

22.6.05

 

***

О счастья миг, когда из сердца,

Пробив преграды все, излился стих

И жизнь свою принял!

И на душе и сладко и тревожно:

Мир изменился вновь.

29.03.06

 

      Костёр

Костёр горел, и пламя пело

О Солнце и о гордости людей.

И голова моя горела

От горечи прожитых дней.

Мне скоро девять. Это вечность

В сравненье с временем костра.

Судьбой мне до конца?

Но он согрел людей.

А я?

Немая, неумелая,

От мира за стеной.

Зовётся аутизмом

Недуг проклятый мой.

Неужто одиночество –

Судьбой мне до конца

И в пепел превращусь я,

Не согрев сердца?..

Костёр заплакал, догорая.

С поленьев капает смола.

И плачу я. Ведь дорогая

Цена безмолвья. Боже, дай слова!

2002 г.

 

* * *

Я не знаю, про что говорить.

Мое сердце сейчас молчит.

Звуки мира заходят в меня…

 

      Сон

Свиток событий моей странной жизни

Записан кровью мёртвых слов –

Тех, что погибли в моей голове,

Лопнули, свободы не увидев.

Слова звучали, и смеялись, и сердились.

Мне лунной ночью узоры слов снились.

Смотрела, улыбаясь, на меня луна…

Но я свободы им не дала.

И вот они лежат, сухие и немые,

А кровь их на чернила пошла.

И вывела в свитке чья-то рука:

«Соня снова убила слова».

Но верить я сну своему не хочу.

Мне нужно придумать способ спасенья.

Мозг – как распахнуть?

Ведь мне по плечу

Добиться для слов воскресенья!

 

Страх

Мне страшно. Голова гудит.

Там мечутся слова и просятся уйти.

«Пусти нас, Соня, в мир пусти!»

Но рот мой на замке,

А ключ к замку в мозгу —

И как его достать?

Ну помогите ж мне!

Я не хочу немой остаться,

Но страх засовом запер рот.

Слова рождаются, живут и чудеса творят

В мирах, что в голове я создаю… И вот

В конце концов и умирают.

Чтоб им жить,

Их надо в мир вовне пустить.

Но как? Скажите мне!

А вдруг их люди не поймут?

Сквозь рот мой проходя,

Изменятся слова, и мир не примет,

Оттолкнет, а вместе с ними — и меня?

Как жить? Мне страшно. Голова гудит.

 

          Мой голос

Почему мой голос очень слаб?

Ты можешь творить так много чудес.

Так сделай мне полный голос —

Чтоб весь мир колебался, услышав,

Рискуя рассыпаться

или стать совершенным…

 

***

Где кристальная ясность мышления?

В голове – как болото осеннее.

Нет опоры, и холодно чувствам,

Ни письмом не поймать их, ни устно.

Залегли мыслеобразы в спячку,

И фантазия скована льдом.

Не решу и простую задачку.

Ну да ладно, потом так потом.

Разбудить бы мне волю ленивую

И, заняв у сердца огня,

Подманить вдохновенья коня,

Ухватить мне его хоть за гриву бы.

 

***

Тело буквально воет:

«Оставьте меня в покое!»

Душа работать не хочет:

«Покоя! Нет больше мочи!»

Но дух будоражит: «Вперёд!

Покой лишь тот обретёт,

Чьи тело с душой в согласье

За духом следуют к счастью!»

А счастье что – впереди?

Странное чувство в груди.

А вдруг оно параллельно?

Кто это знает наверное?

 

***

Другой язык, другое время,

А тело ведь живёт сейчас.

И мир давно уже привык,

Отбросив сущее как бремя,

Слова кидать, как напоказ.

А в голове они живут –

Слова из сути и из звука.

Но суть уйдёт, слова умрут,

И не поможет тут наука.

И лишь поэт спасти их может,

Впитав слова всей плотью, кожей,

Их кровью сердца оживив!..

 

* * *

Тоскливый сумрак за окном.

Так хмуро смотрят сосны.

В сердце почему-то тяжкий ком

Спит равнодушная осень.

Крови ток устал противоречить

Однообразному теченью дней.

Перемен боюсь, но жажду встречи

С измененьями в себе. Скорей!

Вот! Накликала! Январской бурей

Шквал ощущений и страстей

Прогрохотал по всей клавиатуре

Из мышц, и нервов, и костей.

Теперь больна. Страх точит душу.

Собою овладеть попробуй-ка сумей!

Но чем сильней я жизни трушу,

Ростки весны взойдут тем веселей.

 

     К Солнцу

Что за твоею улыбкою, Солнце?

Жар звездного сердца

Или пламя в одной из печек Вселенной?

Думаешь, рвение воль человеческих

Мир превратит в костер,

И горюешь? Или тебе все равно?

Твердь земная в печке Вселенной

Сгорит, как простые дрова.

Примешь ты это, как глупости жертву?

Или из сердца живым излучением

Злые людские умы просветишь?

Что за твоею улыбкою, Солнце?

 

         Молитва

Господи, я вся больна грехом.

Я всё дальше, дальше от спасенья…

И нельзя оставить на потом

Слёзы и мольбы о снисхожденье.

Господи, теряю я любовь.

А вместе с нею и Тебя теряю!

Если не зажжётся сердце вновь,

Душу растерзает бесов стая.

Господи, молю, приди на помощь!

В  тьме безумья не видать ни зги –

Не хочу впускать я в душу полночь!

В сердце искру снова разожги!

24.6.10

 

* * *

Капли дождя все одинаковые,

А дожди очень разные.

Как получается такое чудо?

 

* * *

Любовь ты шьёшь

Из удивительной ткани:

В ней есть летний дождь,

Что в зной так желанен.

Есть вкус воды,

Утоляющей смертную жажду,

И есть свет зари

Что ночью бессонной я жажду.

 

 

* * *

Мне сейчас всё непонятно.

Слишком много ощущений —

Буря гонит тучи чувств…

 

* * *

Маленький любимый мишка…

Ты совсем облез и постарел,

Мой весёлый немой дружок.

 

        На Ахмадулину

И возносится на крыльях

Мокрых и лохматых крыльях

Из сегодня во вчера

Душа убитого дождя

                Сентябрь 2005

* * *

Разве пожар в душе потушит

Ливень с небес в ноябре ледяной?

Болото уныния разве осушит

Солнце июльское над головой?

 

Стужей одиночества сердце заморожено –

Его не прогреет июня лучи.

И немоты кляп в уста вложенный

Не унесут апреля ручьи.

 

Господи, нет ведь нигде мне спасения —

Только надежда на милость Твою,

Что ты простишь все мои прегрешения

И птицей свободной я запою.

                               Июнь 2009

 

* * *

Круглое зеркало в синей оправе

Стало на миг золотым цветком –

Ветер взметнул занавеску.

                        Июнь 2009

 

* * *

Чёрные значки на белом –

Говорят о мудрости или о глупости?

Золотой стерженёк в руке застыл.

                            Июнь 2009

 

Соня с лошадкой
Соня с лошадкой

                 ***

Я принимаю ветер —

Ветер в лицо, ещё!

Лошади тёплая морда

Ложится мне на плечо

Ветер ворвался мне в сердце —

Махом весь мусор — прочь!

Я радуюсь солнцу и звёздам

И — здравствуй, подруга-ночь!

                       июнь 2011

 

ЛЮПИНЫ

Таится грусть в цветках люпина —

Их оторвали от корней

Пестры, как перья у павлина

Стоят букеты у дверей

Лишь сутки им цвести осталось

А дальше будет только тлен

Но сутки — это ведь не малость

При ощущеньи перемен.

Не мало, да. Но и не много.

Как раз, чтоб встало на уме,

Что впереди не смерть — дорога

Сквозь память глаз в стихи ко мне.

                                   июнь 2011

Источник http://sofijashatalova.jimdo.com/


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика